Пишите нам:rbnekr@rambler.ru

  • №3/352020.03.31
  • знач.изм.
    USD30/0979.681.0132
    EUR30/0993.021.5447

    Архив номеров

    Выберите номер: Архив номеров

    • ЧТОБ СВЕТЛЕЛА ДАЛЬ ЗАРЕЧНАЯ

      2014.07.250600Евгений Ржанов в отечественной литературе отнюдь не случайный человек. Иначе не довелось бы нам, его современникам, брать с книжной полки «Тюменский меридиан», изданный в 2009-ом году Санкт-Петербургской «Мозаикой НК», и сборник «Избранные стихотворения» от Ярославских «Податей» 2004-го.

      Последний, кстати, тысячным тиражом, по оценке концерна лесной скульптуры некрасовского автора, с цветными вкладками, на которых уютно разместились «Птичка» и «Лань», «Кот» и «Жираф», «Динозавр» и «Бегемотик», «Воображало» и «Гимнастка».

      Художественное видение, природное чувствование красоты отличает его, потому творит Евгений Иванович мир изящества. Очень хочется ему «душе пригляда и ласки», преображения, просветления. Его дерево живёт поэтической наполненностью.

      Откуда она? С какого момента?

      Да с детства! Именно о нём возможно произнести:

      Твоею крышей было небо,

      Твоим ковром - зелёный луг.

      Произнести - чтоб отозвалось впоследствии характером романтика от строчки:

      Травами осени воздух настоян.

      Пью этот воздух, как птицы - росу.

      Миг прикосновения к благодати. К тому невидимому, что всегда удивительно открытием сначала для себя и потом - для других. В радостном изумлении. В волнении встречи.

      Над водой туманы белые,

      Звёзды плещутся в реке,

      За селом гармонь несмелая

      Где-то бродит вдалеке.

      Лирический настрой на свидание, которому сколько угодно лет быть, но не состариться, не потускнеть нежностью. Всё так же бежать тропинкой, всё так же не спать до утра, так же звенеть молодой спешностью к счастью.

      Поэтика Евгения Ржанова притягательна. Это рисунок душевного устремления к родному, и потому он такой близкий. Невольно думается: «Я это видела, я это пережила, я этим дорожу». Мы - от России, от её синевы в сердце, от «отголосков сельского двора», от слёз, что «стынут комом в горле», когда «вся округа - сиреневый сад». Всё - наше.

      В старом дворике Ростова,

      Где крапива там и тут,

      На куске холста простого

      Пишет девушка этюд.

      Юная художница наедине с вековой историей древнего города. Начало познания огромного, разного мира в пейзажном наброске. Ожидание момента, чтобы вспыхнули светом «маковки собора» - знак разрешения творчества. Тогда наивное восприятие превратится в чудо рождения картины.

      Стихотворение дарит мне своё землячество: ростовские кремлёвские стены, озеро Неро, торговая площадь, тенистый парк, земляные валы. Они обозначены мыслью о родных местах.

      Песенные мотивы Евгения Ржанова хороши тональностью авторского выбора: задушевная беседа, признание, печаль обманутой надежды. Музыка Александра Малышева обрамляет их, композиция несёт то народное звучание, которое более всего любимо в русской лирической песне. Исполнением Левашовского народного хора увеличивается выразительность стихотворных строк. Можно считать это личным достижением в искусстве.

      Он шёл к нему через суровость тюменского Севера. Восемнадцать лет в Заполярье с профессией механика радиосвязной аппаратуры. Подчинение обстоятельствам, порой запредельно жёстким, наматывание километров, ожидание, «когда забрезжит буровая на самом краешке земли», чтобы работать с передатчиком. Формирование лучших человеческих качеств там, где «было вёрст четыреста до базы», где «всю ночь петляем по увалам», где «звёзды шепчутся над бездной».

      И очень нравится мне вот это:

      Не прячь слезы под бородой,

      Слеза ведь откровенна.

      А такелажник молодой

      Играет вальс Шопена.

      Нелётный день «в плену метельной звени», «дым сигаретный, как туман», теплота общения под старенький баян - и кружка «за старика Шопена». Ах, молодцы!

      Северные рассказы Евгения Ржанова конкретно зримы. Он пишет «В пургу» надвигающимся бураном, и представляется ясно, как «сильнейшая буря закружила в бесовском танце», как герой повествования «до боли в глазах держал выбранный ориентир», как «метель свирепо выла на все голоса, гудела, свистела». Беспокойно до внутренней дрожи. Значит, писательское перо достигло цели: читательское ощущение сильное, яркое.

      Не единожды знакомлюсь с «Проклятием шамана». Не надоедает. Держит остротой действия. Борьба за спасение тонущего в болоте оленя, обречённость животного, решение человека снять рога погибающего красавца, попытка самооправдания. Грех убийства. Жуткие сновидения с шаманским бубном. «Он от кого-то слышал или где-то читал, что люди со слабой волей, легко поддающиеся шаманской магии, могут получить тяжёлое психическое расстройство…» Желание Петра убежать от этой местности, этих людей, от их укоризны, от своей запутавшейся совести. И - расплата, столь же жестокая, неотвратимая.

      Рассказ - будто урок того, что называется нравственностью.

      Даже там, где, на первый взгляд, всё происходит случайно. Имею в виду историю «Случайного выстрела». Оплошность, неосмотрительность, спешка - как ни назови, а нелепица беды. Ну, или неприятного момента.

      Сюжет прост: гусеничный тягач ГАЗ-71 вёз четверых пассажиров по северному бездорожью в тайгу. «Два зайца подвернулись на пригорке. Стоят под берёзой на задних лапах и друг друга молотят передними». Желание подъехать ближе затмило память о взведённом затворе винтовки, которая нечаянно упала и произвела злополучный выстрел.

      Страшное не подоспело, и после операции пострадавший, слава богу, с костылём да с оптимизмом от удачно извлечённой из голени ноги пули радовался мясному блюду в меню больничного питания.

      Автор поделил трагизм ситуации с добродушием человеческой необижаемости. Не утаил, что «хирург под хмельком. Его слегка качало, хотя он пытался держаться прямо. Красный нос в расчёт можно не брать, мороз всё же». Принизил врачебную ответственность? Пожалуй, нет. Вызвал улыбку своей, писательской, манерой показа, не нарушая человеческую этику. Оттого и нет никакой досады. Она будто растворилась в заснеженных, неоглядных далях просторов Сибири. Безусловно соглашаешься, как «влияет иногда простой случай в жизни, чтобы увидеть, познать новые уголки нашей Родины».

      Он познал эти уголки, летая по буровым, работая в одной из геологических экспедиций. За неутомимый труд награждён медалью «За заслуги в разведке недр». Сколько эпизодов, экстремальных по существу, произошло с ним и закалило характер, внешне очень мягкий, но где-то там, внутри, чувствуется стальная пружина человека, испытанного и той самой природой, и обстоятельствами.

      Рассказы зеркально отражают многое. Вот «Пленницы» начинаются мирной домашней обстановкой: воскресенье, предвкушение рыбалки, отдыха с женой и детьми «в киношке». И… Бывает, к повороту на обратно, выпадает совсем иное. Так и у Иваныча, отчеством схожего с некрасовским Евгением Ивановичем. Передали распоряжение - в дорогу. Вертолёт, красоты внизу - привычно, а не налюбуешься. В перерыве между работой - расслабление. Впервые увидел гагару, запутавшуюся в рыбачьей сети. Взялся освобождать. «Она активно сопротивлялась, норовила куда-нибудь клюнуть». Истинно, плен настораживает.

      Рыбы, плавающие в небольшом, огороженном земляной перемычкой водоёме, с матовыми колбами электрических ламп на спине, - тоже пленницы. «Они барражируют по акватории в ожидании своей участи». Участь, естественно, известна. Куда от неё?

      Описания у Евгения Ржанова точны и последовательны. Он будто даёт глаза читателю, сопровождая полным объяснением специальные термины, без которых ему не обойтись. К чтению получаешь знания, как дополнительный материал, может, и не совсем необходимый, но не отвергаемый. То есть не бежишь по странице в поисках «самого-самого» - юношеская прихоть давно сменилась потребностью задерживаться на больших кусках повествования без диалога. Развязка бывает неожиданно драматична. Таков рассказ «Топляки», безветренный вначале, по развитию событий, с юмором по поводу мужского похмелья. В середине автор подробно информирует о пользе топляков и об опасности, «если топляк стоит ниже поверхности воды, и его не заметить». Не заметил Вася Липский, натворил беды, тяжесть себе на всю жизнь от гибели одного из пассажиров ведомого им катера оставил. « - Эх, знать бы, где упасть…» Да кто же его оправдает? Хотя не осуждает автор героя: случайность. На этот раз она неумолима.

      Евгений Иванович давно живёт в Некрасовском, временами навещая родину - Тульскую область. Некрасовцы считают его своим, что само по себе не удивительно, ибо так хороша «над посёлком небесная синь», им воспетая, одухотворённая его чувством.

      Сбереги слова заветные,

      Волга, матушка-река.

      Широкая, вольная она в Некрасовском.

      Всё светлее даль заречная,

      Звонче в роще соловьи.

      Лирические краски не теряются, не тускнеют. Их бережёт вдохновение неутомимой души, сила родниковой воды в горсти соединённых рук - для свободы творчества. Для удачи.

      Наталия Родионова



    • распечатать
    • отправить другу

    Ещё по теме:

    • Комментарии

      Имя
      E-mail
      Текст
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
      Отправить
      Сбросить
    Фраза дня
  • 2015.03.19

    Еще 10 лет таких цен и зарплат, и вместо переписи населения будет перекличка.

  • Анекдот

    Поздравления

    Посмотреть все поздравления

    Топ 3

    Последние комментарии

    • О нас
    • Подписка
    • Некрасовское ТВ