Пишите нам:rbnekr@rambler.ru

  • №3/352020.03.31
  • знач.изм.
    USD25/0977.180.8235
    EUR25/0989.980.731

    Архив номеров

    Выберите номер: Архив номеров

    • ТРУЖЕНИКОВ РАСТИЛА, ГЕРОЕВ ОПЛАКИВАЛА…

      2014.10.010775Этот обширный материал об истории своей родной деревни Агарково и ее жителях (ныне улица Победы поселка Некрасовское) принес в редакцию ветеран Михаил Сергеевич Екимов. Практически целый блокнот исписан аккуратным почерком: история каждого дома – на отдельной странице.

      Собственноручно, «на память» составлена схема расположения домов – как это было когда-то. Многих из этих домов, а тем более их жителей уж нет и в помине. «Я, наверное, – один из последних немногочисленных представителей старшего поколения агарковцев, кто еще ходит по этой земле», - говорит Михаил Сергеевич. Один из главных моментов, что побудили ветерана взяться за карандаш, признается он, - это практически забытые здесь, на родине, имена друзей-товарищей, соседей, молодых парней, которые, как и он сам, уходили из Агаркова на Великую Отечественную и которые так же гордо носили бы звание ветеранов войны, но, увы, не суждено им было вернуться на родную землю. «Имен некоторых ребят нет ни в каких списках, ни на каких мемориальных плитах», - констатирует ветеран. С удовольствием поможем Михаилу Сергеевичу исправить эту несправедливость – а вдруг кто­то вспомнит своих родных, знакомых, нет-нет, да и помянет лишний раз добрым словом. Автор этого материала – один из миллионов советских людей, чью жизнь война поделила на две части – «до» и «после». И все же среди воспоминаний Михаила Сергеевича о его военной и мирной жизни немало светлых. Предлагаем читателям повспоминать вместе с ветераном и совершить увлекательный экскурс по старым окрестностям поселка…

      «…Вот крайний дом на улице Победы, номер его уже не помню, да и дома уже нет. До войны здесь жил Василий Иванович Волков, – вспоминает М. С. Екимов - Служил на фронте, с войны не вернулся, погиб. И наследников с женой Елизаветой не нажили, она до конца жизни работала в колхозе дояркой, скотный двор был в деревне Шишелово.  А вот у Андриянычевых, что жили в первом и втором домах, семьи были большие. В доме под номером один деревни Агарково (хозяин Андриянычев Павел – отчество, к сожалению, забылось) росли четыре дочери - Лиза, Нина, Шура, Надя. Точно помню, что, по крайней мере, две из них вышли замуж, создали семьи. Нина - еще до войны вышла замуж за Леонида Ермолина (тоже участник войны), работал на машзаводе, гармонист­самоучка. (Сестра Леонида училась в одном классе со мной, была отличница, впоследствии получила высшее образование, работала на Некрасовском машзаводе, вышла замуж за заводского инженера). Другая дочь Надежда - уже после войны вышла за местного парня Александра Чащина (работал на машзаводе, участник войны). Его брат Константин Чащин, тоже фронтовик, - был военным моряком, в мирное время работал на машзаводе.

      Вообще, так сложилось, что полдеревни Агарково носили фамилию Андриянычевы. Так, в доме №2, что был построен на две половины, жили братья Андриянычевы. Ксенофонт Иванович – тоже ветеран Великой Отечественной, имел награду «Орден Красной звезды», в мирное время трудился мастером в Некрасовской сельхозтехнике. Во второй половине дома жили Полиэфт Иванович Андриянычев с супругой Юлией. Воспитали троих сыновей. Старший Иван (примерно 1918 года рождения, точно не помню) и младший Борис погибли на фронте, средний Давыд пришел с войны в 1952-м, работал киномехаником в селе Диево-Городище. Давал жару немцам на фронте и сам Полиэфт Иванович. Еще до войны он работал в МТС. В тридцатые годы, когда колесные трактора «Форзон» выходили из строя, их ремонтировали прямо в деревне, под окном. Он был в этом первый специалист на деревне. Например, вкладыши шатунных подшипников меняли так: разбирали мотор, расплавляли в русской печке баббит (сплав на основе олова или свинца, применяемый при изготовлении подшипников), заливали оловянный состав в форму для вкладыша, растачивали, шлифовали. Собирали мотор. Помню, трудно было с прокладкой для головки двигателя. Но, как говорится, щедрый на выдумку простой русский человек из деревни все может. Делали ее из обычной газеты, сложенной в несколько слоев. Трактор работал. Так Полиэфт Иванович и танки на фронте ремонтировал – голова был! Дом, где жили Андриянычевы, потом снесли.

      Дом №4. Жил в нем Андриянычев Сергей Платоныч с семьей. Прозвище у него было «Платоша», и еще одно неприличное за ним водилось. Был бригадиром в местном колхозе имени Буденного (тогда в Агаркове, как и в любой деревне, был свой колхоз). Вырастили с женой шестерых детей – четырех дочерей и двух сыновей. Старший Владимир был фронтовик - служил в авиационной части шофером. После войны работал в районном банке, на птицефабрике, в МСО. Но мне больше запомнился его брат Александр, жизнь которого оборвалась трагически – уже в мирное время. Уже после войны он отслужил срочную службу в Советской Армии и работал в сельхозтехнике шофером, возил директора. В 1955 году, в июле пришел домой на обед. Наплыла грозовая туча, как рассказывали родственники, Саша наблюдал за ней у окна. Удар грома – и его поразила молния. Бились за его жизнь все, кто оказался рядом, откачивали, закапывали в землю, – ничего не помогло. Хорошего, сильного, здорового парня не стало… Дочь Сергея Платоныча Шура окончила ветеринарный техникум и уехала работать в Брейтово, вышла там замуж. Я встретил ее в 1952 году: когда учился в Некоузе на электромеханика, наша техникумовская футбольная сборная выезжала играть в Брейтово. В Агаркове мы были соседи.

      Сразу четверо не вернулись с войны в дом №12 деревни Агарково. В одной половине жил Давыд Иванович Андриянычев с семьей – на фронте погиб его сын Вениамин, второй сын Николай не служил, работал киномехаником в Некрасовском Доме культуры. В другой половине – тоже жили Андриянычевы, глава семьи был Степан (отчество не помню). Воспитывали семерых детей - двух дочек и пятерых сыновей. Из них трое, Леонид, Николай и Анатолий, погибли на фронте. Помню одну из дочерей Александру Степановну, она работала в Некрасовском поссовете секретарем. Девушка она была красивая, и в школьные годы всегда играла Снегурочку. Когда встречали Новый 1940-й год, и она выступала в сельхозтехнике на елке, случилось такое происшествие: с елки упала горящая свеча, прямо на голову девушке. Ватные украшения загорелись, и она выбежала на улицу – но от этого еще больше разгорелось. Сильно обожгла лицо и руки. Вернувшийся с фронта старший из братьев Павел Степанович женился на местной девушке, так вошел в дом Балякиных под номером 41. В деревне звали его «Грибок». В 30-е годы работал в колхозе, и мой отец, тогдашний председатель, бывало, говорил о нем: «Пашка опять угнал жеребца и катается по Солям». Дети его, Юрий Павлович и Лариса Павловна, всю жизнь прожили в Некрасовском, сейчас воспитывают внуков и правнуков.

      Еще один дом в Агаркове (к сожалению, в свое время он сгорел), где жили люди с фамилией Андриянычевы, - дом Андриянычева Николая (его еще называли Никоноров-дом). Володя Никоноров – тоже участник войны. Мне рассказывал в пятидесятые годы сослуживец из села Черная Заводь, ехавший попутно автобусом, что Володя попал в плен в 1941 году где-то на Украине. Он был комсомольцем, и его зверски пытали, даже вырезали звезду на спине.

      Сегодня Андриянычевых в Некрасовском - по пальцам пересчитать, но династии, как это в жизни бывает, все равно продолжаются – пусть и под другими уже фамилиями. Главное, чтобы молодежь помнила своих замечательных дедов и прадедов.

      В доме №8 жила известная на всю округу семья Бедовских. Глава ее Илья Николаевич, как опытный мастер машзавода, имел «бронь» от военной службы – такие люди в то время и в тылу были очень нужны. Был очень уважаемым человеком. Вообще, Бедовские по-другому жили, нежели большая часть деревенских. Трудились много и с умом. Например, раньше в Агаркове огурцов не сажали – все за ними специально ездили в Вятское, и дома бочку солили. Лук тоже не сажали – в заволжскую деревню Тимохино за ним ездили. А Бедовские все сажали – и лук, и огурцы, и многое другое, старшее поколение некрасовцев, наверное, помнит, как на всю округу славились «Бедовские помидоры». У Бедовских самых первых в деревне и антенна для радиоприемника появилась. Также был сад, груши – довольно диковинные для того времени плодовые деревья, парничок со стеклом. («Сейчас жизнь уже не та, и настрой у людей – не тот, говорят, картошку сажать невыгодно! – сетует Михаил Сергеевич. – Сельское хозяйство бросили, не только частники, но и на уровне государственном – а зря! Вот сейчас нас «зажмут» санкциями – и будем голодные сидеть. Эх…») А еще у Бедовских были бредни – такие высокие рыбацкие сапоги. Мы в них, уже после войны, не раз ходили дружеской компанией, которой в детстве в футбол гоняли, рыбу ловить. Дети Бедовских в полной мере унаследовали достоинство и трудолюбие родителей. Сын Валентин Ильич, мой хороший товарищ, в 1942 году окончил среднюю школу, после военного инженерного училища, в 1943-м, сразу попал на фронт. Был тяжело ранен: взрывом мины ему выбило левый глаз, травмировало челюсть, - изуродовало его некогда красивое лицо… После лечения в госпитале его отправили домой, в Некрасовское. Валентину повезло: встретил хорошую девушку, которая оценила его душевную красоту и характер, они сыграли свадьбу и прожили счастливую жизнь. Валентин всю жизнь трудился наравне с остальными - окончил техникум, работал агрономом, затем на птицефабрике. Сестра его Лариса еще до войны окончила Некрасовскую среднюю школу - была отличницей, потом училась в Ленинграде. Просила у родителей разрешения и благословения на брак, но они почему-то отказали… В Ленинграде же Лариса пережила войну и блокаду, после войны осталась там, работала научным сотрудником. Ее брат Владимир и мой брат Алексей бывали у нее в гостях. Жива супруга Валентина Ильича Мария Сергеевна Бедовская, она по-прежнему живет в Агаркове.

      А вот дом (то ли под номером 7, то ли под номером 11 – точно не помню) еще одной известной агарковской семьи – Митиных. Глава семьи Василий Иванович с женой вырастили четверых сыновей. Трое из них были на фронте. Старший Владимир служил срочную службу в Эстонии и Латвии, а затем попал на войну. Однажды отступали водным транспортом, который фашисты разбомбили. К счастью, выплыл на подручных средствах, но получил ранение. В мирное время работал в МТС, сельхозтехнике. Со средними братьями Алексеем и Вячеславом Митиными я был знаком очень хорошо – вместе росли, практически одновременно ушли на фронт. Оба они прошли нелегкий фронтовой путь, после войны Алексей работал на машзаводе, Вячеслав - инженером в г. Костроме. Крепкая дружба связывала нас и после войны, можно сказать, до последних дней. Но, к сожалению, друзья-ветераны уходят. В 2013-м не стало Вячеслава Васильевича (в свое время бравый был солдат – моряк, катер его в войну был подбит, но – выжил, вернулся), в начале 2014-го ушел Алексей Васильевич Митин. Славная им память.

      Быстровы – еще одна большая династия, которая жила в деревне Агарково. Одним из основателей ее был Иосип Александрович Быстров. Жил он в доме №24. Работал на Бурмакинском военном заводе. По слухам, они с рабочими за чаем обсуждали что-то запрещенное, критиковали власть, - говорили, что их пытали потом. В 1936 году был репрессирован и расстрелян, позже посмертно реабилитирован. Вроде бы, считался врагом народа, но, по-человечески, дал жизнь большой и хорошей семье. Его сын Александр, ветеран войны, мой свояк (его жена Клавдия и моя жена Елена были сестрами), много лет работал на машзаводе шофером. Обе внучки, Татьяна и Людмила (по мужу Нагишкина), стали врачами. Сын Михаил – полковник, был военным атташе на Кубе, знаю, что ему предлагали генеральское звание – но тот отказался, ушел на заслуженный отдых. Ему я позже и передал газету с заметкой о реабилитации деда.

      Вообще, годы репрессий врезались в память: это было страшное, смутное время, когда исчезали без следа потрясающе интересные, образованные люди, их объявляли врагами народа. Помню нашего замечательного учителя Владимира Калинникова – как он преподавал музыку! Интеллигентный, статный, приходил в класс с камертоном и скрипкой, завораживал деревенских детей игрой. И вдруг перестал приходить – расстреляли… Шептались, будто он с религией был связан, пел на клиросе – за это и пострадал. В том же 1936-м был репрессирован и расстрелян еще один агарковец - Павел Николаевич Быстров.

      Другой агарковец Быстров, Александр Николаевич, погиб во время Великой Отечественной. До войны работал в колхозе, возил в тарантасе, возке, на лихом жеребце моего отца, тогда первого председателя колхоза имени Буденного. Прозвище его было почему-то «Сапожок». Потомки А. Н. Быстрова сейчас живут в Некрасовском: его старшая сестра Нина вышла замуж за молодого председателя колхоза «Кресцово» Дьякова; их сын работает на Некрасовском машзаводе, жена - в больнице, сын Александр - в районном музее. Дом Быстровых в Агаркове разрушился от времени, на его месте Дьяковы построили небольшой дачный домик.

      Пользовалась уважением семья Быстровых, проживавшая в доме №30. Все четверо сыновей Быстровых прошли войну, второй сын Анатолий Иванович погиб на фронте. Третий брат Николай Иванович Быстров, фронтовик­моряк, работал на машзаводе, четвертый брат Александр Иванович трудился там же, после войны переехал в г. Ленинград, Михаил Иванович уехал жить в г. Горький. Братья Быстровы все были большие мастера. Отец мой, как председатель колхоза, всегда обращался к ним, чтоб провести ремонт колхозной сельхозтехники. А мать их Надежда всегда старалась угостить нас, ребятишек, чем-нибудь вкусным. Помню, очень любил ее румяный тыквенник.

      Самым же знаменитым представителем фамилии был местный дворянин Быстров (имя не помню). Дом его, двухэтажный, крепкий, под номером 31 («Быстров-дом»), когда-то был самым «культурным» местом в Агаркове. В первые годы колхозной власти дом был определен колхозу – здесь, в верхнем этаже, находилась контора. Одно окно верхнего этажа и нижнего было оставлено хозяину дома Быстрову. Знаю из музейной истории, что Быстров внес средства на ремонт крыши церкви Пресвятой Богородицы. Позже в доме был клуб, где деревенская колхозная молодежь играла вечеринки. Был тут и детдом, детский лагерь, общежитие для приезжающих студентов техникума – много чего было. Затем какое-то время дом пустовал. А потом новый хозяин, совхоз «Некрасовский», определил судьбу дома по-своему – его просто разобрали и куда-то увезли. Долгое время на этом месте лежал хлам, теперь отстроен большой дом. За бывшим домом Быстрова раньше, вверх до дома Морохова, был колхозный яблоневый сад, с которым тоже связаны детские воспоминания («Ну кто в детстве не рвал яблок в чужом саду! - улыбается в усы Михаил Сергеевич. – Яблоки-то в нашем детстве были роскошью, баловством – не до них людям было - кроме дички, почти ни у кого их не было. А было - лишь бы прокормиться, так что сажали больше картошку и овощи, а яблони стали распространяться в поселке уже после войны»). Стерег сад дед Полянский. Мы, ребята, знали, что дед слеповат и глуховат, и этим пользовались, чтобы полакомиться яблочками.

      На улице, что идет в сторону Некрасовского от бывшей колхозной конторы, в доме №25 жили известные представители многочисленной агарковской фамилии Мороховых. Хорошо помню братьев Мороховых, моих сверстников. Иолий Александрович – ветеран медицины, доктор, работал в санатории «Бабайки» заместителем главного врача Додонова. В 30-е годы учился, на каникулы приезжал к матери в Агарково. Мой отец брал его помощником в колхозную контору – он помогал оформлять конторские работы. За работу отец, как председатель колхоза, выделял ему мешок зерна. Так мне рассказывал сам Иолий. Михаил Александрович, участник войны, работал в Ярославском горисполкоме, в подчинении зам. горисполкома Короткова Михаила Ивановича, председателем горисполкома тогда был Гурылев. Михаил Александрович был родственник Александру Иосиповичу Быстрову, моему свояку, так что и я был хорошо знаком с Михаилом Мороховым и его начальником Коротковым, который, кстати, был еще и журналистом - его статьи печатались в газете «Северный край». Но более всего деревню Агарково и весь Некрасовский район прославил другой брат, Федор Александрович Морохов – ветеран войны, доктор медицинских наук, академик Петровской академии наук и искусств. Война застала его студентом Ленинградского мединститута. Пройдя ускоренные курсы подготовки в 1941 году, начал службу врачом-хирургом. На фронте получил два ранения и две контузии, за участие в фронтовой, тыловой и послевоенной службе удостоен ордена Отечественной войны I степени и 12-ти медалей, присвоено звание подполковника медицинской службы. Подробно судьба его описана в краеведческой книге «Летопись земли Некрасовской».

      …Дом №5. Глава семьи - Иван Иванович Морохов, ветеран. В живых я его не застал, но знаю, что он был мне родственник. Его жену я звал «тетя Катерина». К нам с братом Алексеем она относилась с добротой и сожалением, всегда приглашала и угощала, чем могла. Мы были ей очень благодарны. В саду у нее были яблоки – дички, но мы их с удовольствием ели. Старшую дочь Мороховых Елизавету Ивановну я знал как учительницу. Правда, в Некрасовском она не работала, а где именно - не знаю. Сын Иван Иванович, примерно 1919-1920 года рождения, работал пожарным, был первым шофером пожарной машины, поступившей в пожарную службу района. В 1941 году призван на фронт, погиб в самом начале войны. Другой сын, Алексей Иванович, примерно 1920 года рождения, окончил институт, но с ним произошла трагедия - пропал проект какого-то его изобретения. Работал на машзаводе токарем, в 1943 году был призван на фронт. Погиб. Третий сын Николай окончил институт, инженер. В 1941 году был направлен на работу в Сибирь. После войны забрал к себе туда мать - тетку Екатерину. В 1950 году, когда я вернулся с войны, то обращался к нему с письмом, но ответа не получил.

      Половину дома №6 занимала семья Евдокима Константиновича Морохова. В войне участвовали все его сыновья – Кузьма, Демьян, Леонид, Михаил. После войны Леонид работал в сельхозтехнике шофером, приобрел дом, в котором жила раньше бабка Варвара Глухая, старая дева – так говорили. Его приглашали, кто не мог зарезать свой скот - телок, поросят и др. Михаил работал в госстрахе, Демьян после войны на родину не вернулся, уехал, о судьбе Кузьмы не знаю.

      …Дом №3. Здесь жила Пеунова тетка Авдотья - до войны вела домашнее хозяйство, мужа ее не помню. Она шила из овчин, сделанных крестьянами, полушубки, красила их своеобразной краской – желто-красной, так одевались зимой крестьяне, женщины и мужики. У нее было две дочери, Лизавета и Вера. Лиза вышла замуж, муж ее Геннадий Иванович Шеин пришел жить в дом Пеуновых. Его на войну не призвали по состоянию зрения. Работал ответственным в сельсовете. Их сын Владимир работал в районной газете, считался хорошим специалистом своего дела. Вторая дочь Вера получила образование, ее я встретил в 1956 году в колхозе «Мичурино», что в деревне Безрыбье Ростовского района, где я с бригадой электриков электрифицировал колхоз. Была она замужем за агрономом колхоза. Очень умная, башковитая женщина.

      …Дом Куприяновых, №38. Признаться, имена братьев помню смутно. Знаю, что один из них уехал в Москву, двое погибли на фронте. У одного из них осталась вдова Вера Александровна, которая жила в другой половине дома. А четвертого брата Михаила помню хорошо. Он работал шофером на легковой машине в райкоме. Всегда нас, ребятишек, прокатит по деревне! А когда он брал лошадь и помогал колхозу снопы возить, то я у него был первый пассажир. Хороший был парень, но однажды попал в очень скверную историю. В Агаркове в особом почете был праздник – Успеньев день. Как раз на Успенье шофер Широков из деревни Жарьево и подговорил друзей разобраться с Мишей Куприяновым - будто тот отбивает у него девушку. Миша не выдержал несправедливости и одного из «заговорщиков» побил до смерти. Шел 1940-й год, и суд был на всю округу – мол, теперь убивают ночами. Одним словом, судили нелепо.

      …Дом №52. Хозяин - Владимир Иванович Балякин, ветеран-десантник, младший лейтенант, погиб в тылу врага. Володя был 1921 года рождения и призван на службу еще до войны. О его военной судьбе есть строки в книге бывшего начальника парашютно-десантной службы Западного фронта И. Г. Старчака «С неба в бой». Не вернулись с фронта и другие жители Агаркова - братья Никоноровы, Давыд и Александр, Вениамин Полянский, Петр Бертов, Цветков (не помню имени), Константин Пеунов, Иван Куприянов…

      А те, кто вернулся, взялись налаживать жизнь в родной деревне и восстанавливать страну из руин, работать во благо ее процветания. Так, мой свояк Михаил Рассолов (жил в первом доме на улице) с будущей женой Таисией еще до войны уехал в Комсомольск-на-Амуре. Там остались навсегда, создали семью. Миша работал в госбезопасности. Фронтовик-моряк Александр Рассолов из дома №42 вернулся с войны инвалидом. Помню и его сестру Марусю – она была первым колхозным бухгалтером. Павел Мельников работал во время войны на машзаводе жестянщиком - призван не был, да и здесь, в деревне, нужно было кормить большую семью. Достойно трудились на благо нашей малой родины вернувшиеся с войны ветераны и другие жители деревни Борис Кукушкин, Алексей Бертов, Павел Табашников, братья Лещевы, Сергей Балякин, Груздев, Тихонов, Левичев, Александр и Михаил Пеуновы, Борис Балякин, Говоровы…

      …Скажу и о своем родительском доме. Отец мой пришел в Агарково из деревни Пирогово. Помню, наша мама говорила, что мы, ее сыновья, когда вырастем, станем техниками или механиками, - так примерно и получилось. Умерла она рано, когда мой младший брат Алексей был совсем еще маленьким. Когда отец привел в дом новую жену, Леша сосал у нее грудь. Вскоре у нас появился еще один брат – Валерий, и жизнь потекла своим чередом. Наша вторая мать к нам очень хорошо относилась, жалела нас, и если надурим с братом, никогда отцу не говорила. Когда призвали на фронт, навязала мне теплых носков и перчаток. Брат Алексей наготовил мне с собой табаку-самосаду, но я, посмотрев, как люди маются – за цигарку последний кусок хлеба отдают, курить не стал, и до сих пор не курю.

      Служить я поехал вместе с земляком Женей Демидовым. Попал в минно-взрывной взвод. Освобождал Украину, Польшу, служил на Сахалине. А первый бой получил в 1943-м на реке Висле, где погиб бурмакинской Герой Советского Союза Михаил Чеботько. Потом я узнал, что их накануне «раздавили», а мы их дивизию сменили. Мы, саперы, работали под прикрытием пехоты, под огнем. Меня контузило. Когда очнулся, молодые ребята «пачками» лежали на льду… Так было всю войну – на ходу ели, спали, за один марш-бросок преодолевали по 70 километров. А мин, оставленных фашистами, было столько, как картошки в поле… На фронте, в январе 43-го, на пересыльном пункте в г. Клине я встретил односельчанина Вячеслава Чернова, жил он в доме №44.

      Я отслужил в общей сложности 8 лет и вернулся на родину. Перед войной ушел из школы после 8 классов и работал учеником токаря, получил первый рабочий разряд. Но после службы, в начале 50-х, насмотревшись в Германии на промышленные станочки, о каких нам тут и мечтать не приходилось, решил к этой работе не возвращаться, а работал много лет в сфере электрификации района. Мой отец, председатель колхоза, ушел на фронт, когда ему было уже 48 лет. Мой брат Алексей пришел с войны следом за мной. Это он предложил дать имя Победы нашей родной деревне, когда она стала одной из улиц поселка. Люди говорили, что в войну здесь было относительно спокойно. Хотя это спокойствие могло нарушиться в любой момент: в самом начале войны, еще до призыва я видел на рассвете парашютиста. Потом узнал, что у нас тут диверсантов ловили.

      В Агаркове нашего детства жизнь била ключом: были свой молокозавод и школа, в соседнем Климовском – с десяток мельниц. Там молотили хлеб и делали сливочное масло. Мы, как и многие другие односельчане, держали корову, за что платили государству налог. Мой дед (по линии матери) сам делал масло – такое, что и без холодильника долго не портилось. Вообще, человек он был весьма неординарный, деловитый и строгий: в доме стояли кувшины со сливочным маслом, и ткань сами делали на специальном станке. В сундуках у деда хранились бобриковые шапки, шубы на лисьем меху, пальто, бархатные кофты… Был даже заготовлен собственный гроб, в котором мы любили играть в прятки. А еще в горнице деда висели лампадки и огромные иконы, после смерти его в эти рамки вставили портреты Ленина и Сталина. В войну иконы куда-то исчезли. По всему видно было, что дед не из бедных крестьян. Но отец никогда ничего из дедова богатства не брал, все старался заработать сам. Очень хотелось узнать о моем деде подробно, но, увы, сделать это почти не удалось. Знаю только, что был он Мороховых приемный сын, но настоящая фамилия его была Йодин. Когда создал семью (детей у него было человек десять), ему отдали часть дома – три окна. Дом, по всей видимости, горел, но отстроен заново, на каменном фундаменте. Сделан на совесть, не покосился до сих пор. Сейчас в нем живут правнуки моего брата Валерия.

      Много добрых воспоминаний из детства осталось, связанных с родными местами. Помню, мы, ребятишки, в 30-е годы баловались – катались с новых стогов соломы в районе Подсконного пруда, и брат мой Алексей подломал ногу, не мог встать. Тогда односельчанка Анна Говорова подняла его на закукорки и принесла домой. Отец за это ей в качестве благодарности починил стол. Ухаживал за тем прудом и еще пожарным прудом в Некрасовском Александр Николаевич Барашков (жил в доме №36): самостоятельно вычищал пруд от грунта и углублял вручную, грунт отвозил на тачке, которую сам сконструировал. Подсконный пруд был местом весьма популярным и оживленным: в нем и купались, и белье полоскали, а одно время столько рыбы там развелось – штанами ловили! Другой односельчанин Николай Буров (жил в доме №28) в войну был рабочим, а после занимался вот чем: ездил на лошади с бочкой и подряжался чистить «нужники» - выгребные ямы. Помню такую картину: вычистит у кого-нибудь такую яму - и едет, сидит на бочке и кусок хлеба жует.

      …Наверное, не случайно наша деревня, ставшая впоследствии улицей, носит гордое имя Победы, завершает свой рассказ Михаил Сергеевич Екимов. Сколько добрых, трудолюбивых людей она подарила району и стране, сколько героев Великой Отечественной оплакала. Вечная им память. А живым и молодым, в ком течет кровь агарковцев, завещает ветеран, - непременно «держать марку».

      Воспоминания ветерана помогла записать Галина Соколова

      Фото из семейного архива М. С. Екимова



    • распечатать
    • отправить другу

    Ещё по теме:

    • Комментарии

      Имя
      E-mail
      Текст
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
      Отправить
      Сбросить
    Фраза дня
  • 2015.03.19

    Еще 10 лет таких цен и зарплат, и вместо переписи населения будет перекличка.

  • Анекдот

    Поздравления

    Посмотреть все поздравления

    Топ 3

    Последние комментарии

    • О нас
    • Подписка
    • Некрасовское ТВ